?

Log in


neyasnii_shepot in lit_gothic

Статья - Современная готическая литература

Помни о смерти
Современная готическая литература

                Самое древнее и самое сильное чувство человека — страх.
                                                                                      Г. Ф. Лавкрафт

От страха леденеет кровь в жилах, седеют волосы и останавливаются сердца. Впрочем, как и в медицине, разница между ядом и лекарством здесь только в дозе. Искусственно вызванные ужасы — своеобразное успокоительное средство, олицетворением которого может служить готическая литература.

КЛАССИЧЕСКАЯ ГОТИКА

Родоначальником жанра ужасов является “готический роман”, популярный в XVIII-XIX веках. Этот термин появился из-за пристрастия авторов разворачивать свои мрачные истории в старинных замках готической постройки — с винтовыми лестницами, скрипящими в темноте дверьми, скользящими по стенам подземелий тенями. Готический роман зародился в 1764 г. в Англии стараниями Хораса Уолпола (“Замок Отранто”), чье черное дело продолжили А. Радклифф, Ш. Смит, М. Льюис, Ч. Р. Мэтьюрин, М. Шелли, Б. Стокер. В жанре готики отметились и многие знаменитости: Байрон, Готорн, Гофман, Гюго, Мериме, Уайльд.

Эдгар Аллан По разделил готический роман на два новых жанра: триллер и детектив. Семена, брошенные По, упали на благодатную почву, и триллер превратился в один из наиболее популярных жанров. Целые орды авторов бросились пугать народ: Бирс, Эверс, Мейринк, Рампо, Блэквуд, Мэйчен, Ходжсон. Истории о заброшенных зловещих домах, под завязку набитых призраками, о проклятом золоте затонувших кораблей, об оживших мертвецах, выползающих из разрытых могил, и прочих милых пустяках издавались во всем мире.

В 20-40-е годы XX века в триллере произошла революция. Он разделился на два направления: хоррор и саспенс. Родоначальник хоррора Говард Филлипс Лавкрафт наполнил свои мистические истории древними демонами, зомби, загадочными чудовищами, доводившими читателя до исступления. Саспенс, прежде всего, в лице творений ученика Лавкрафта Роберта Блоха, стал частью криминального жанра. Романы Блоха “Психо”, “Ночь Потрошителя” и другие — слегка затянутые, даже нудноватые вначале, с нарочито обыденным антуражем — вдруг оборачиваются таким ужасом, что сердце готово выпорхнуть из груди.

СОВРЕМЕННАЯ ГОТИКА

Отнюдь не каждый ужастик относится к готике. Лишь некоторые произведения таких знаменитостей, как С. Кинг, Д. Кунц, К. Баркер, Р. МакКаммон, несут в себе готические элементы. Есть три магистральные темы готической литературы. Во-первых, это Смерть, чей **))))*культ пронизывает всю готическую субкультуру. Отсюда плавно вытекают две другие: сверхъестественный оккультизм с призраками, зомби и черной-пречерной магией, а также истории о вампирах.

УЧЕНИКИ ЛАВКРАФТА 

Основатель хоррора дал мощный толчок развитию жанра. Практически все мало-мальски заметные авторы первой половины XX века, творившие “ужасные” истории, признавали Лавкрафта своим учителем. Хотя был еще, скажем, англичанин Монтегю Родс Джеймс (1862-1936), специалист по истории средних веков, написавший массу рассказов о привидениях. Он также вполне обосновано считается одним из гуру готической литературы.

Август Уильям Дерлет (1909-1971) — страстный поклонник Лавкрафта, посвятивший жизнь пропаганде его творчества. Он основал издательство Arkham House, где наряду с произведениями кумира публиковались и другие мастера. Сам Дерлет написал два сборника подражаний Лавкрафту: “Маска Ктулху” (1958) и “След Ктулху” (1962). Денис Уитли (1897-1977), кроме мистики, писал также исторические и шпионские книги. Но славу ему принесли романы именно готической стилистики, связанные с дьявольскими кознями и миром призраков. Наиболее известны “To the Devil a Daughter” (1953) и “The Satanist” (1960). Ширли Джексон (1919-1965) считается родоначальником “психологической готики”. Особенно прославил ее сборник “Лотерея”, заглавный рассказ которого стал визитной карточкой писательницы.

НОВОЕ ПОКОЛЕНИЕ

Среди мастеров современной готики ведущие позиции принадлежат британцам. Темы их творчества самые гото-мэйнстримовские: СМЕРТЬ, Смерть, смерть — во всех видах и проявлениях.

Рэмзи Кэмпбелл (р. 1946), кроме готических триллеров, пишет также “темное фэнтези”. Критики окрестили его современным Лавкрафтом. Помимо россыпи рассказов, Кэмпбелл выдал ряд хитовых романов: “The Doll Who Ate His Mother” (1976), “To Wake the Dead” (1980, Британская премия фэнтези-81), “The Hungry Moon” (1986, Британская премия фэнтези-88). Джеймс Херберт (р. 1943) поначалу творил довольно мерзкие ужастики о монстрах — особой популярностью пользовались “Крысы” (1974) и “Логово” (1979) о гигантских крысах-мутантах. А потом уже пошла готика: “The Dark” (1980), “The Magic Cottage” (1986), “Sepulchre” (1987). Брайан Ламли (р. 1937) более 20 лет служил в Королевской военной полиции, попутно кропая подражания Лавкрафту (цикл “Titus Crow”). Сейчас он является одним из известнейших британских авторов хоррора. Герой его самого знаменитого цикла “Некроскоп” (вышло уже десять томов) Гарри Киф умеет разговаривать с мертвыми. Из-за этого он и ввязывается в разные неприятности, вроде противостояния некромантам да вампирам. Шотландец Грэм Мастерсон (р. 1946) обитает в старинном доме готической постройки в ирландском городе Корк. Неудивительно, что он стал одним из самых прославленных авторов современной готики! Мастерсон — лауреат премий “Эдгар” и “Брэм Стокер”, номинант Всемирной премии фэнтези. Уже дебютный роман Мастерсона — “Маниту” (1975) — стал бестселлером, далее последовали цикл о детективе-мистике Джонни Руке, романы “Prey” (1992), “Spirit” (1995), “The Chosen Child” (1997), “Trauma” (2001).

Американцы, конечно, тоже пишут готический хоррор, но у них перед глазами заманчиво маячит пухлый банковский счет Стивена Кинга, идущего по дорожке саспенса. И алчно сопящие последователи выстраиваются в очередь. Впрочем, есть в Штатах и готические умельцы... Врач и музыкант Фрэнк Пол Уилсон (р. 1946) начинал писательскую карьеру как фантаст, но с 80-х годов переключился на ужастики. Его суперхит — роман “Застава” (1981) — буквально пропитан готической атмосферой. Действие происходит в Трансильвании во время Второй мировой войны, в старинном замке. Остановившийся здесь немецкий отряд пробудил древнее лихо, и счастья это фрицам не принесло. Произведения Анджелы Олив Картер (1940-1992) считаются жемчужиной так называемого “магического реализма”. Ее творчество сочетает в себе черты традиционной готики, классической сказки (с упором на страшноватые истории братьев Гримм) и несколько манерной психологической драмы. Недавно в “Эксмо” вышел ее знаменитый сборник новелл “Кровавая комната”. Перу Картер принадлежат также романы “Shadow Dance” (1966) и “Magic Toyshop” (1967).

КРОВИ МНЕ! КРОВИ МНЕ!

В глазах массового потребителя истинным олицетворением готической литературы давно стали многочисленные истории о вампирах. Благодаря Брэму Стокеру типичный вампир из фольклорного одутловатого урода в белом саване превратился в элегантного бледного аристократа, соблазнителя и жуира. С тех пор вампиры вообще и граф Дракула в особенности стали любимцами читателей и зрителей.

ИНТЕРВЬЮ С ВАМПИРАМИ ЭНН РАЙС

Она выросла в Нью-Орлеане, самом терпком и нетипичном американском городе. Звали ее почти по-мужски — Энн Говард Аллен, из-за чего в школе над ней смеялись. Школа была та еще — женская католическая, с униформой, постоянной муштрой, зубрежкой закона божьего и телесными наказаниями. А заодно и однополой влюбленностью, и бесконечной девчачьей болтовней “про это”. Когда Энн было четырнадцать, от болезни умерла мама. Она излила чувства на бумаге, написав свой первый роман — о двух девочках, кончающих жизнь самоубийством.

Вскоре семья уехала из Нью-Орлеана, впереди был коровий Техас. Там Энн встретила Стэна Райса, с которым они учились, а вскоре после окончания школы — поженились и уехали в Сан-Франциско. Энн училась в университете и подрабатывала, Стэн пытался рисовать. Потом родилась дочь Мишель, мужа пригласили преподавать в Беркли. Еще одной обычной американской семьей среднего класса стало больше. Но их мир рухнул, когда лейкемия отобрала ребенка. Вечерами Энн не могла заснуть, глотала кучу таблеток, потом стала прикладываться к бутылке. Год почти беспробудного пьянства — от безумия спасало только писательство. Понемногу пьяный бред стал складываться в слова, обретшие плоть и кровь. Так родились “Интервью с вампиром” и Энн Райс. Писательница, которая познакомила мир с притягательными, изысканными, эротичными, страдающими, почти бессмертными существами.

Когда в 1976 роман был напечатан, реакция критики была прохладной, но читателям понравилось, и книги пошли чередой. И не только о вампирах, но и исторические романы, и любовные новеллы, и мистические триллеры. Потом родился сын Кристофер, жизнь налаживалась, а книги продолжали выходить, их экранизировали, слава Энн Райс росла, а по всему миру множилось число ее фанатов.

Главное достижение Райс — взгляд на мир глазами вампиров, которые иногда оказываются более человечными, чем сами люди. На сегодня “Вампирские хроники” включают десять романов, последний из которых, “Blood Canticle”, вышел в 2003. А главный герой цикла вампир Лестат рискует затмить самого графа Дракулу. На счету Райс также “Новые сказания о вампирах”, герои которых не связаны с Лестатом, и пересекающиеся с “Хрониками” романы о мэйферских ведьмах.

ЗАПРЕТНЫЙ ПЛОД ЛОРЕЛ ГАМИЛЬТОН

Когда Лорел Гамильтон было тринадцать, она прочла “Голубей Ада” Р. Говарда, которые произвели на нее неизгладимое впечатление. Судя по автобиографическим рассказам, Лора в детстве очень смахивала на маленькую девочку из фильма “Семейка Аддамс”, любящую всякие кошмарики. Ее литературным дебютом стало фэнтези “Обет колдуньи” (1992), не имевшей успеха. Но уже в следующем году вышел “Запретный плод”, открывший ее культовый сериал об Аните Блэйк. На подходе уже двенадцатый роман саги.

Строго говоря, цикл об Аните Блэйк не является чисто вампирским. Главная героиня — аниматор, способная поднять мертвеца из могилы (и, что еще важнее, загнать его обратно) — лишь иногда вспоминает юность, когда была лицензированным охотником за излишне наглыми кровососами. Гамильтон очень выпукло описала мир-отражение современных Штатов, в котором вполне комфортно чувствуют себя оборотни, вампиры, зомби... Эти динамичные, захватывающие, иронические книги пришлись по душе многим читателям. Перед нами гибрид классического нуара в стиле Чандлера (сходство Аниты с Филом Марло налицо), детективного триллера а-ля “Молчание ягнят” Р. Харриса, любовно-психологического вампирятника под Райс и урбанистического фэнтези. Частный детектив в большом городе, один против всех — классика! Только вместо “Коза Ностры” или “медельинского картеля” Аните противостоят безумные богатеи-мистики, расчетливые колдуньи, бесприютные зомби или могущественные вампиры. Главное достоинство — достоверно прописанный готический мир. Здесь можно вызвать из могилы недавно умершего дядюшку, не успевшего оставить завещания, и с помощью аниматора узнать имя наследника. Вампиры живут тут вполне легально в особом гетто, и даже находятся люди, ведущие борьбу за предоставление кровососам гражданских прав и свобод. Иронические и даже сатирические моменты в цикле очень сильны: временами Гамильтон откровенно издевается над политкорректной, ханжеской и в то же самое время порочной современной Америкой. Правда, в последних книгах цикла слишком много времени и места уделяется чувствам героини, которая никак не может разобраться, кто ей милее, оборотень или вампир.

ГОСТИ ТЕМНОЙ СТРАНЫ
 
Из других бытоописателей жизни упырей можно назвать англичанина Тома Холланда (“Вампир: История лорда Байрона”, “Раб своей жажды”), чье главное достижение — точно выверенная стилизация прозы под классическую английскую готику в духе Уилки Коллинза или Булвера-Литтона. Еще одна “звезда” жанра — кинокритик Ким Ньюмен, творец остроумного мира, где Дракула приходит к власти в викторианской Англии (цикл “Anno Dracula”). Сильная сторона книг Ньюмена — чисто киношное цитирование всех и вся: Киплинга, Флеминга, Хайсмит, По, Дойла. Уитли Стрибер своим рафинированным триллером “Голод” немало способствовал рождению готической субкультуры. Весьма популярны романы Нэнси Коллинз, хоть они и откровенно вторичны по отношению к творчеству Л.Гамильтон.

Время от времени в страну готического сумрака наведываются и случайные гости, прославившиеся в других жанрах. Великолепной атмосферой викторианской готики насыщен роман “Те, кто охотится в ночи” (1988) Барбары Хэмбли. Отец “Гипериона” Дэн Симмонс внес свой вклад в вампирскую тему “Детьми ночи” (1992). Тонкой стилизацией под британскую классику блещут Тим Пауэрс во “Вратах Анубиса” и Джеффри Барлоу (“Дом в глухом лесу”). На счету Тани Хафф успешный цикл о паранормальном детективе Виктории Нельсон. А крайне разносторонняя Тэнит Ли является одним из ведущих мастеров мирового мистического фэнтези. И почти все ее романы в этом направлении можно хотя бы краешком отнести к готике: циклы “Замок Тьмы”, “Кровавый Камень”, “Тайные книги Парадиза”, “Тайные книги Венеции”, “Кровавая Опера”.

На последнее десятилетие приходится бурное развитие готической субкультуры. На улицах крупных городов все чаще встречаются люди в черной кожаной одежде и с характерными прическами. Регулярно проводятся крупные готические фестивали — Wave Gotik Treffen (ФРГ), Whitby Gothic Weekend (Англия), Convergence (США), на которые съезжаются готы со всего мира. Возникло самостоятельное музыкальное направление — gothic metal. Видимо, пришло время человечеству в очередной раз принять таблетку против страха.
 

РУССКАЯ ГОТИКА

Родоначальником русской готики считается декабрист Александр Бестужев, который под псевдонимом Марлинский опубликовал несколько подражаний Байрону и Уолполу. Один из творцов Козьмы Пруткова, граф А. К. Толстой отметился двумя рассказами о вампирах: “Упырь” (1841) и “Семья вурдалака” (1884). И, конечно, гоголевский “Вий”. Пусть там нет средневековых замков и викторианских усадеб, зато вполне готического ужаса в избытке: “Подымите мне веки!”...

Главный шедевр нашей готики, как ни странно, появился в советские времена. Это “Дикая охота короля Стаха” Владимира Короткевича — блестящая модернизированная стилизация под Анну Радклифф, где пробирающие до костей якобы мистические ужасы оказываются на самом деле порождением вполне человеческой подлости и злобы. Элементы готики присутствовали и в менее удачном романе Короткевича “Черный замок Ольшанский”.
 
Автор - Борис Невский
"Мир Фантастики" - №12, август 2004
 

Comments

как же мне знакомо чувство страха,я постоянно его чувствую. Вокруг меня творится что-то странное...я не знаю,что мне делать.
Error running style: S2TIMEOUT: Timeout: 4, URL: lit-gothic.livejournal.com/2184.html at /home/lj/src/s2/S2.pm line 531.