?

Log in

Я

johann_arago in lit_gothic

Мир как арена борьбы добра и зла

Готический роман возник как реакция на миропонимание и эстетику европейского Просвещения. Свое определение жанр получил в связи с особым интересом его авторов к «готике» Средневековья, как они ее понимали, то есть к представлению о мире как арене извечного борения противостоящих начал — добра и зла, небесного и инфернального, Бога и дьявола, а также в связи с обращением к условно-готическому обрамлению действия, которое, как правило, разворачивается в средневековых замках, монастырях, церквях и часовнях, подземельях и т. п., на фоне мрачных, подчас экзотически «восточных» ландшафтов, что придает повествованию зловещий и загадочный колорит. Первооткрывателем жанра справедливо считается Х. Уолпол - автор канонического «Замка Отранто» (1765). К выдающимся образцам «готического» романа относятся «Ватек: Арабская сказка» (1782, 1787) У. Бэкфорда (1760-1844), «Роман в лесу» (1791), «Удольфские тайны» (1794) и «Итальянец» (1797) Анны Радклиф, «Монах» (1795-96) М. Г. Льюиса, «Сент-Леон» (1799) и «Мандевилл» (1817) У. Годвина и «Мельмот Скиталец» (1820) Ч.Р. Мэтьюрина. В целом же в 1764-1820-х гг. в Великобритании увидели свет сотни готических романов.

Сочетание элементов просветительства и романтизма

Элементы просветительской прозы сочетались в «готическом» романе с принципами и приемами письма, предвосхитившими романтизм. Так, от эпохи Просвещения его авторы унаследовали жесткую логику в развитии сюжета, когда следствия вытекают из причин, апелляции к разуму и здравому смыслу; колоритные жизнеподобные персонажи второго-третьего плана, дидактическую тенденцию, в согласии с которой если добродетель и не всегда торжествует, то порок непременно бывает наказан. В то же время, подчеркивая непознаваемость рока и загадочность самой природы человека, готические романисты обращались к фантастике, сверхъестественному, гиперболе в изображении чувств и в описаниях, к мистификации обыденного, к мелодраматическим эффектам и экзотическому, как у Бэкфорда или Мэтьюрина, «антуражу». Правда, элементы просветительства и романтизма сочетались у них в разной пропорции. Если в книгах Уолпола, Бэкфорда, Льюиса «удельный вес» фантастики весьма велик, а у Годвина и Мэтьюрина — значителен, то у Анны Радклиф сверхъестественное обязательно получает в итоге рациональное объяснение.

Творчество мастеров готического романа оказало заметное воздействие на прозу и поэзию английского и шире европейского романтизма, а доведенный ими до совершенства прием сюжетной тайны был успешно освоен В. Скоттом, Ч. Диккенсом, У. Коллинзом и другими писателями 19 в.



«Готика»

Моду на «готику» ввел Уолпол, причем как в литературе, так и в жизни: построив по своему проекту особняк в готическом стиле недалеко от Лондона. «Замок Отранто» (с подзаголовком «Готическая повесть») был издан как якобы перевод сочинения итальянца Онуфрио Муральто, каноника. Сюжет мотивирован предысторией действующих лиц. Вассал отравил князя Альфонсо Доброго и обманом завладел его княжеством и замком. Согласно пророчеству, отнятое вернется к потомкам Альфонсо, когда самому ему станет тесно в стенах замка. Но предыстория раскрывается лишь на последних страницах, поэтому описанное воспринимается не как исполнение пророчества, а как игра слепого рока, сопровождающаяся сверхъестественными манифестациями: является скелет в монашеской рясе, с неба падает и убивает человека огромный черный шлем, каменная статуя источает капли крови, портрет сходит с картины и удаляется из комнаты, замок рушится, погребая злодея, а из развалин восстает громадный призрак убитого князя и объявляет законного наследника. Весьма впечатляюще выписан сам замок с непременными для средневековой готики атрибутами, включая жуткое подземелье, тщательно изображены ритуалы и обычаи средних веков.

Тайны

Их непревзойденной мастерицей была Анна Радклиф. Ее добродетельные юные героини попадают в лапы демонических злодеев вроде кондотьера Монтони («Удольфские тайны») или монаха Скедони («Итальянец»), которые стремятся их погубить, разлучив предварительно с возлюбленными. Злоключения героев овеяны тайной, они сталкиваются с таинственными потусторонними явлениями и сами несут в себе некую тайну — личности, происхождения и т. д., которая выясняется к концу повествования и нередко связывает жертву и преследователя. В книгах Радклиф наличествует обязательный «готический» набор — замки, руины, подземелья и т. д., однако «готического» эффекта она добивается пространными, импрессионистическими по сути описаниями ландшафтов и природных явлений, а также пребывающих с ними в таинственной гармонии и, как правило, отмеченных смутной тревогой и предощущением чего-то зловещего. «Ее романы исполнены неотразимого и пагубного очарования…, под ее пером жизнь души и материальное окружение персонажей окрашиваются в тени вечерних сумерек», — писал Мэтьюрин.

Ужасы

По обилию ужасов «Монах» Мэтью Грегори Льюиса (Lewis; 9 июля 1775, Лондон — 14 мая 1818, море близ Ямайки), безусловно, занимает среди готических романов первое место — недаром за его автором у современников прочно закрепилось прозвище Монах Льюис. В романе три сюжетные линии: история совращения дьяволом и гибели настоятеля капуцинского монастыря Амбросио, истории прошедшей через тяжкие испытания, но торжествующей любви одного испанского гранда и трагически завершившейся любви другого.

Место действия — монастыри, храмы, замки, подземелья, склепы, разбойничье логово, узилище инквизиции. В повествовании появляются сам Князь Тьмы и его присные, призрак Окровавленной Монахини, Вечный Жид. Отличительные особенности романа — изощренное раскрытие на письме вожделения и похоти и одержимость автора «эстетикой смерти». Льюиса неодолимо притягивают «гроба тайны роковые». Убийства, привидения, смерть мнимая и настоящая, усыпальницы, разложение мертвого тела — не эпизоды, но суть художественная ткань «Монаха». В живописании картин гниения, распада, кишения трупных червей рисунок Льюиса отмечен пластической наглядностью, предвосхищая поэтику европейских символистов с их эстетизацией безобразного.

Синтез

«Мельмот Скиталец» Мэтьюрина — последнее и в известном смысле итоговое произведение в жанре готического романа, масштабное в постановке философских проблем добра и зла, вины и воздаяния, судьбы и свободной воли человека. В центре прихотливо выстроенного многопланового повествования — демоническая фигура Джона Мельмота, человека, который вкусил запретного знания и за это обречен творить зло против воли. Силы Ада дали ему долголетие, но и обрекли на вечное проклятие, избежать которого он может, лишь если другой человек согласится поменяться с ним участью. Увлекательности сюжета способствуют органическое соединение в тексте элементов фантастической, исторической и психологической прозы, а также изощренная композиция и мощно написанные картины жизни испанских монастырей, преследования евреев христианами, судилищ и тюрем инквизиции. Интонация романа определяется последовательным осуждением религиозного фанатизма и изуверства и решительным неприятием уродств современной автору или отошедшей в историю действительности. Воздействие «Мельмота Скитальца» испытали многие писатели 19 в., прежде всего Бальзак, давший свое истолкование философской стороны романа в повести «Прощенный Мельмот» (1835).




Источник

Comments